Banner



Журнал Авиация и Спорт

 

 

05 Mar. 2016

Мама может.
Женщина-пилот 800 раз пересекла океан

18 февраля после обеда в аэропорту Happy Valley-Goose Bay (Канада) приземлился легкий турбовинтовой самолет SOCATA TBM 700 с немолодой женщиной за штурвалом. На первый взгляд – ничего особенного. Уже давно женщины отвоевали себе право проходить обучение на пилота, управлять самолетом и работать в авиакомпаниях, вплоть до должности пилот международных авиалиний. Вот только в одиночку и через океан летают пока не многие. Но Маргарет Вальтц не просто одна перелетела через Атлантику: в тот день она сделала это уже в 800-й раз.

женщина-пилот, обучение на пилота, пилот самолета, управлять самолетом
 
18 февраля, Happy Valley-Goose Bay Airport. Маргрет Вальтц только что завершила свой 800-й трансатлантический перелет


Мало того, это уже второй «рекорд» Маргарет Вальтц. Первый она установила в 2011, когда на такой же «Сокате» пересекла океан за 15 часов 23 минуты. Полет начался в аэропорту Тарб-Лурд-Пиренеи (Франция) и включал шесть промежуточных посадок в Глазго (Шотландия), Кефлавике (Исландия), Нарсарсуаке (Гренландия), Гус Бэй (Канада), Бангор и Ист Хэмптон (США).

После этого коллеги прозвали ее Амелией Эрхарт нашего времени: «Она всегда спокойна, рассудительна и хладнокровна. Никто никогда не слышал, как он повышает голос. И глядя на ее светлые волосы, крайне сложно представить, что эта миловидная дамочка сотни раз перелетела через океан туда-сюда».

Эрхарт нашего времени не любит вспоминать про свой возраст, но посчитать несложно. Обучение на пилота и управление самолетом в аэроклубе неподалеку от дома она начала в 17 лет, а всего за штурвалом провела уже 42 года. 35 из них, наша женщина-пилот, Маргарет занимается перегоном легких самолетов из Европы в США и Азию. В среднем – по 50 штук в год.

Первый полет

Сейчас у нее 20 с лишним тысяч часов налета и две дочери. Маргарет говорит, что хочет быть примером для них. Тем более одна из девочек лично участвовала в еще одном “эпичном” мамином полете.

Это было спустя всего месяц после ее появления на свет. Оставить такого крохотного младенца на папу Маргарет не могла, но заказчик ждал машину.
«Он ждет новенький красивый самолет, а не заляпанный детскими неожиданностями салон» - увещевали ее родные.
«Я ответила, что человечество ежедневно производит такое количество мусора, что один маленький детский подгузник выброшенный в Северное море, мир точно не убьет».

Уложив малышку на кресло второго пилота, молодая мама отправилась в очередной полет на легкомоторном самолете на противоположный континент. Где-то в середине пути она надела младенцу чистый подгузник, сбросила скорость и приоткрыла окно, чтобы выбросить старый. Уже после посадки выяснилось, что ветер припечатал использованный памперс к хвосту и он там намертво примерз.

«Я была не красной. В тот момент я стала фиолетовой. Это было ужасно стыдно! на мою удачу оказалось, что у немцев подобные вещи считаются хорошей приметой».

Небо. Девушка. Самолет

Сложность трансатлантических соло-полетов очевидна – легкий самолет берет меньше топлива, единственного пилота некому подменить, единственный двигатель в случае отказа – тоже. Самостоятельно управлять самолетом без помощи автопилота порой приходится в течение суток, а то и больше. Поэтому такие полеты планируются так называемыми лагами – короткими отрезками «от земли до земли». Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять – из Европы в Америку таким образом можно добраться только через суровые северные страны вроде Исландии и Гренландии, которые редко радуют гостеприимной погодой. Между ними – ледяная Атлантика. По правилам пилот самолета (легкого) с одним двигателем во время полета над водой должен надевать специальный гидрокостюм на случай «мокрой посадки», но Маргарет признается, что это не более, чем способ самоуспокоения:

«Шансы выжить при «приземлении» в океан практически нулевые. Столкнуться на маленьком самолетике с мощной океанической волной – все равно, что на полной скорости влететь в здание».

Зато полеты через океан – это всегда приключение, добавляет она и вспоминает, что когда ей было 20 лет и она только начинала работать пилотом и самостоятельно летать на самолете через океан, это были приключения на грани экстрима. Старая, убитая техника, никаких GPS-навигаторов и айпадов:

«За эти 800 перелетов очень многое изменилось – конструкция самолетов, способы навигации, авионика, связь. Сейчас благодаря GPS все стало намного проще. Но это привело к тому, что над Северной Атлантикой появилось много неопытных пилотов. Однажды я сама была свидетелем случая, когда из-за проблем с навигатором пилот самолета потерял ориентацию в пространстве, сообщил в эфир о проблемах, и хотя я и береговая охрана Исландии постоянно были с ним на связи, он все равно не мог понять, где находится».

В качестве иллюстрации того, насколько сложно бывает в тех краях, женщина-пилот приводит свой собственный случай:

«Однажды мне пришлось приземляться в Нарсарсуаке в полный ноль: вышка так и сказала остановиться на полосе и замереть. И послали за мной трактор, потому что они меня вообще не могли разглядеть».

Зато это работа подарила ей возможность увидеть весь мир и завести друзей на всех континентах:
«А главное, когда ты в небе – все проблемы остаются на земле, и это прекрасно!»

Летная школа жизни

К 30 годам, выйдя замуж и обзаведясь детьми, Маргарет стала осторожнее. Хотя и тут не обошлось без приключений. Только познакомившись с будущим мужем, она сразу заявила ему, что никогда не сможет представить себя женой не пилота. Через девять месяцев он пришел делать ей предложение, но вместо кольца принес свидетельство частного пилота. Оказалось, обучение на пилота в летной школе он прошел тайком – хотел сделать сюрприз.

Впрочем, после рождения ребенка и той истории с памперсом родные окончательно поняли, что отказаться от своей работы, или хотя бы сменить ее на что-то менее рискованное, она не сможет никогда. Мало того, по поводу особой опасности соло-полетов на одномоторных самолетах через океан у нее тоже есть отличное от общепринятого мнение:

«Управлять самолетом, пилотировать его - это работа головой. Одномоторный турбопроп, если управлять им с умом, намного лучше, чем кое-как пилотируемый твин. Конечно, дублирование систем – это дополнительный фактор безопасности. Но если вы не знаете, как правильно вести себя в случае отказа двигателя на твине, вам будет гораздо сложнее принять правильное решение на одномоторном самолете.

Почему? Потому что когда у тебя один двигатель и он уже отказал, ты точно знаешь, что чрезвычайная ситуация уже произошла. А если отказал только один из двух, может сложиться ложное представление, что все нормально и пытаться “дотянуть”.

По статистике катастрофы с двухмоторными самолетами случаются намного чаще, чем с одномоторными. Люди часто забывают – если один из двух двигателей отказал, это повод немедленно возвращаться на землю, а не лететь на оставшемся дальше. Потому что 35-40 минут полета с отказавшим двигателем – психологический предел для большинства пилотов. А однодвигательный самолет попросту не оставляет тебе шанса принять неправильное решение».

И ладно бы этот риск приносил много денег, но женщина-пилот признается, что это совершенно другая история. Маргарет, с ее опытом она давно могла бы уйти в другие, более прибыльные сферы авиации: «Но я не знаю ни одной такой сферы, где пилот самолета мог бы позволить себе летать на новом самолете каждую неделю».