Banner



Журнал Авиация и Спорт

 

 

19 Aug. 2015

4 заповеди гражданской авиации и АОН. Объяснение для обывателей

Недавно я был на одной вечеринке, и неожиданно разговор зашел об авиации. Сначала обсуждали очередную нашумевшую катастрофу, а потом переключились на гражданскую авиацию в целом и безопасность полетов в частности. Мой друг имел неосторожность ляпнуть, что я – действующий пилот гражданской авиации, и тут началось… Кто-то из гостей даже объявил меня «самоубийцей».

пилот гражданской авиации
Я вступил в бурную дискуссию, но в какой-то момент понял, что это практически бесполезно. Далекие от авиации люди находятся в плену дичайших стереотипов, заблуждений и откровенной лжи. Большинство из них сошлись во мнении, что пилоты АОН (в оригинале статьи речь идет о понятии general aviation, которое используется в США и намного шире, чем наша авиация общего назначения) – это такие лихие экстремалы, которым не хватает острых ощущений, и они транжирят все свои миллионы на дорогие летающие «игрушки», которым по-хорошему давно пора на металлолом, потому что они настолько старые, что постоянно «сыплются» с неба.

Чувствуя себя агнцем в окружении гиен, я пытался развеять эти мифы, но понял, что бороться со СМИ, благодаря которым у них сложился такой образ, мне не под силу. Так появился этот текст. Он сухой, без красивых образов и преувеличений, которые так любят журналисты, зато насыщенный реальными фактами. Фактами, которые исчерпывающе объясняют как, почему и зачем мы летаем.

1. Подача флайт-плана (уведомления, разрешения на полет, заполнения какой-либо еще документации) не имеет ничего общего с авиакатастрофами

Мне всегда удивляло, как в конце длинной, мрачной статьи о последствиях очередной аварии телеведущий делает многозначительную паузу и трагическим голосом сообщает, что «по предварительной версии пилот не уведомил диспетчеров о полете…»

ФАКТ: уведомление о полете (оно же flight plan – дословно «план полета») – это всего лишь бумага (в большинстве случаев электронный документ), где перечислены основные детали полета: начальная и конечная точки маршрута, запас топлива, количество пассажиров, цвет самолета, в конце концов. В первую очередь эта бумага нужна спасателям, которые будут вас искать, если в назначенное время вы не появитесь там, куда летели. Не более того.

Но в представлении обывателей полет без уведомления – едва ли главный фактор риска. Видимо, их воображение рисует пьяного олуха, который схватил ключи от самолета, завел самолет и выписывает хаотичные круги по небу безо всякого плана. Это не так. Реальное предполетное планирование – серьезная задача, которая включая расчет топлива, скорость взлета и посадки в зависимости от длинны ВПП, анализ погоды, прокладку маршрута с учетом запасных аэродромов, точек заправки, технических характеристик самолета и многое-многое другое. Хотя как раз такого плана ни один регулирующий орган предоставлять не требует, каждый пилот делает это сам. А заполнение бумажки с названием «флайт-план» - пустая формальность и никакого отношения к безопасности не имеет.  

Дополнение от летной школы «Аэроград Коломна»: Аналогичная история с так называемым Сертификатом летной годности (СЛГ).  Если очень грубо, то это аналог техосмотра для автомобиля – по закону обязательно нужно проходить, но сам факт наличия или отсутствия такой бумажки на вероятность попасть в ДТП никак не влияет.

2. Самолет не может «свалиться» с неба
Если бы я получал по доллару каждый раз, когда слышу фразу «У самолета отказал двигатель и он свалился вниз», я бы давно купил себе «Спитфайр».

ФАКТ: «сваливанием» называется конкретная ситуация, когда из-за потери подъемной силы самолет попадает в такое положение, что воздух не может плавно обтекать его крылья. Вместо этого он срывается с плоскости крыла. Подставьте ладони под сильный напор воды и увидите примерно то же самое. Сваливание – это аэродинамический термин, означающий резкую потерю подъемной силы. И давным-давно придуманы и отработаны приемы по выходу из такой ситуации. Более того, это не какая-то экстремальная, а вполне предсказуемая вещь (спортивные и военные летчики специально используют сваливание при выполнении фигур высшего пилотажа), которая многократно отрабатывается на курсах по пилотированию.  Программа обучения пилотовобязательно включает упражнения по предупреждению и выходу из сваливания. Я лично видел инструктора на Цессна 172, который намеренно увел ее в сваливание и при этом потерял от силы 50 футов (15 метров) высоты. И уж конечно сваливание никак не влияет на работу двигателей. 

И даже если двигатели действительно перестали работать, самолет не «сваливается с небес на землю». Не верите? Попробуйте сами! Приезжаете в аэроклуб, записываетесь на ознакомительный полет с инструктором и в небе просите его отключить двигатель. Он, правда, скорее всего не согласиться, так что придется поверить мне на слово. А уж отказ двигателя в полете – это вообще огромная редкость. Но даже если это произойдет, выключенный двигатель лишь превратит ваш самолет в планер. Он может планировать мягко или не очень, но все равно не упадет.  

3. Старые, реконструированные или восстановленные самолеты не более опасны, чем новые

Журналисты любят особенно подчеркивать возраст самолета. «Как этот «сарай с крыльями» вообще мог взлететь!» - строчат они экспрессивные заголовки каждый раз после очередного инцидента.

ФАКТ: Многие старые самолеты обслуживаются гораздо лучше, чем новые. И нет никакой статистики, убедительно подтверждающей, что количество авиапроисшествий зависит от возраста воздушного судна. Особенно это касается винтажных военных самолетов. Их владельцы нежно любят, холят и лелеют своих «птичек», строят для них отапливаемые ангары, и уж конечно не будут ремонтировать их скотчем и бельевой веревкой. В авиации «старый» не значит «убитый». Не делайте ошибку, пытаясь сравнивать самолеты с автомобилями.

Дополнение от летной школы «Аэроград Коломна»: Более того, в отличие от машины в самолет нельзя поставить «другую, но почти такую же» деталь. Нельзя самому в гараже на коленке поменять масло или свечи, потому что «я сто раз видел, как парень в автосервисе это делает». Все детали самолета имеют строго регламентированный срок службы и любые технические манипуляции могут производиться людьми, имеющими соответствующий допуск.

4. Мы летаем на самолетах не потому, что постигли некую высшую тайну
Полет на самолете – это не смертельный приговор. Если не рассматривать катастрофы, случившиеся по объективным причинам (например, неправильный расчет, из-за которого кончилось топливо, или откровенное разгильдяйство в виде полета в грозу), полет на самолете в разы безопаснее поездки на автомобиле. В худшем случае это сравнимо с ездой на мотоцикле. Гражданская авиация – самый безопасный вид транспорта в мире.

ФАКТ: Пилот – не лихач и не самоубийца. Скорее, мы сознательно идем на некий риск (который на самом деле гораздо меньше, чем хотелось бы СМИ) ради конкретных удовольствий, количество которых неизмеримо больше. Это и есть главная «высшая тайна»: мы точно знаем, что полет преображает человека – делает его лучше, умнее, разностороннее. Небо дарит возможность взглянуть на мир под другим углом.

Однажды знаменитого художника эпохи Возрождения спросили, видит ли он на яблоко так же, как обычный человек, или как-то иначе. Он ответил: «Если я хочу есть – это просто яблоко. Точно такое же, каким его видят все остальные. Но если я собираюсь написать картину, я не смотрю на яблоко. Я смотрю на свет, который отражается на его поверхности». То же самое происходит с пилотами: самые обычные вещи, если взглянуть на них из кабины самолета, приобретают совершенно иной смысл.

Научиться управлять самолетом – значит дать себе возможность улететь от земных проблем. Это как сеанс духовного очищения – избавление от токсинов повседневной жизни. Мы живем более глубокой, интересной и насыщенной жизнью. Небо меняет наше сознание: мы можем видеть то, чего не видят другие. К сожалению, мне сложно объяснить это моим не-летающим друзьям.
Разве что пригласить их с собою в полет?



Автор: Marc Lee
Коммерческий пилот, начал летать в 17 лет.
Постоянный автор журнала Plane&Pilot Magazine

Оригинал статьи тут