Banner



Журнал Авиация и Спорт

 

 

11 Jul. 2015

Самая романтическая профессия на свете: пилот самолета

Самые красивые стюардессы, головокружительный вид из рабочего «окна», закаты и восходы на высоте 10 тысяч метров над землей, новые страны, города и часовые пояса. И это только те бонусы, что гражданская авиация преподносит своим труженикам, которые видно со стороны. А как на самом деле?

пилот самолета, пилот гражданской авиации
Воспитанные в лучших отечественных традициях – «ты мальчик, а значит никаких соплей» – наши летчики старательно избегают любых сантиментов. На заданный в лоб вопрос о романтике полета отделываются избитым «просто такая работа».

Некоторые даже в шутку называют себя «водитель маршрутки». Мол, что тут такого: взял пассажиров, доставил из точки А в точку Б, высадил, посадил других, полетел обратно. Вот только одна нестыковочка: водители маршруток обычно ездят по одному и тому же маршруту, и в этом есть определенная логика. Если человек идеально знает свое направление, зачем перебрасывать его туда-сюда? А логику управленцев, которые составляют планы работы в авиакомпаниях, похоже, не понимают и сами пилоты. Сегодня ты летишь из Белгорода в Архангельск, а завтра из Москвы во Владивосток. Не говоря уж про остальной земной шар. И даже если нет пока допуска к международным полетам, чего стоит один рейс, скажем, на Сахалин, куда недельная путевка в качестве туриста обошлась бы в десяток среднестатистических российских зарплат?
А впрочем, мы же про романтику, а не деньги.

«Романтика наша, к примеру, - в причастности ко всему этому. Большой, сложный, дорогой самолет. Огромная система, обеспечивающая полет. Пассажиры со своими радостями, заботами и страхами. И ты во главе.
Романтика – в полетах над местами, которые видел до этого только глазами Сенкевича или получал за них пятерку на географии. Романтика – в запросе диспетчеру пролететь левее трассы на пять миль, чтобы пассажирам левого борта в развороте открылась великолепная панорама Мальты. 
Романтика – в криках Ура! из салона и брызгах минералки и шампанского после твоего объявления о пролете экватора. Романтика – в красивой девчонке, интересующейся, не хочет ли командир еще кофе».

гражданская авиация, пилот самолета

Про неповторимость момента

Когда гражданская авиация только расправляла крылья, это был достойный восхищения симбиоз безумия и отваги. В небе царила безграничная свобода: уж если тебе посчастливилось оторваться от земли, ты волен лететь куда и как угодно. Рядом-то все равно никого нет. С высоты сегодняшнего опыта страшно даже представить, что чувствовал пилот маленького одномоторного самолета Spirit of St.Louis Чарльз Линдберг, в 1927 году задумав первым в мире перелететь «через лужу», как называют сегодня пилоты Атлантический океан.

Ни средств связи, ни GPS-навигаторов не существовало, и летчик мог надеяться только на свои глаза. А что ты увидишь, когда вокруг вода, опять вода и снова вода? С такими исходными вылетев из Америки он мог не только мимо Франции, но и вообще мимо Европы промахнуться, и никто бы не удивился.

Потом самолеты стали летать чаще, пассажирских мест в них больше, а ответственность выше. Поэтому сегодня все небо над планетой расчерчено на так называемые воздушные трассы. И это отнюдь не самая короткая прямая между двумя городами, как логично предположить со стороны. Это такой маршрут, с любой точки которого, случись что, самолет даже при отказе всех четырех двигателей (к счастью, мировая гражданская авиация таких примеров не знает) может спланировать на запасной аэродром.

Этот факт – самое любимое возражение пилотов в ответ на фразу про романтику свободы в небе. «Мы летаем не как вздумается, а по трассам», - говорят они, и забывают добавить, что такая трасса – не огороженный отбойниками хайвей. Обойти грозу, сменить эшелон в зависимости от температуры за бортом, запаса топлива или тысячи других причин, попросить у диспетчера «спрямления», чтобы нагнать время – все это вполне обыденные ситуации на любом рейсе. А значит, можно в сотый раз лететь одним и тем же маршрутом, но в сто первый раз он будет другой.

«Конечно поменяется маршрут, поменяется погода, ничего уже не повторится в точности, но в этом и есть та магия работы Летчика - не входить в одну и ту же реку два раза».

стать пилотом гражданской авиации

Пилот самолета и перемещения в пространстве

От южного до северного полюса и вокруг экватора. Нет на планете такого уголка, куда не добралась наша доблестная гражданская авиация. Пилот самолета – этакий воздушный цыган, только с двумя загранпаспортами: пока один лежит в кармане, другой – в очередном посольстве для новой визы. Да и живет он, в отличие от цыгана земного, в комфортных отелях, оплаченных работодателем.
Подсчитано, что линейный пилот гражданской авиации за 25 лет карьеры налетывает примерно 13 тыс. часов. При средней скорости 900 км/ч (крейсерская скорость Боинг-777, например) это 290 витков вокруг Земли!

И перемещения во времени

Признайтесь, кто из нас хотя бы раз в жизни не мечтал, чтобы в сутках было 36 часов? Так вот, для пилота – это не мечта, а реальность. Если взлететь, скажем, в 9 утра и взять курс на запад, то после 10 часов непрерывного полета (напомним, со скоростью 900 км/ч) в пункте назначения будут все те же 9 часов. Магия? Да нет, просто физика вращения Земли.

«Работа в авиации по умолчанию подразумевает постоянное перемещение в пространстве. Да что там скромничать? Не только в пространстве, но и во времени. Вот я сейчас тыкаю одним пальцем на клавиатуре эти буквы, а время на часах 16 часов дня. Но это здесь, в Мексике 4 часа pm, а дома, в Москве, час ночи и уже 9 октября».

Продолжая логическую цепочку: если на следующий день вылететь из Канкуна в те же 16 часов, в Москву прилетишь в 6.30 утра 10 октября, относительно мексиканского времени перескочив в будущее аж на полсуток!

Хотя самыми романтическими все же считаются полеты на восток. Потому что если вылететь из Москвы в Хабаровск часов в 9 вечера, то на протяжении всего 8-часового полета будешь догонять рассвет.

Про девушек

Вообще-то, они с гораздо большим удовольствием выходят замуж за олигархов их бизнес-класса. Для наглядности: спутниц жизни из числа стюардесс выбрали Роман Абрамович, Владимир Путин, принц Монако Альберт Гаримальди, премьер Израиля Беньямин Нетаньяху, актер Роберт де Ниро, премьер Австралии Пол Киттинг, мэр Вашингтона Мэрион Барри и много кто еще рангом пониже. Хотя браки с пилотами тоже совсем не редкость. Важно не это. Вне зависимости от ваших личных отношений, приносить кофе с печеньками будут именно они – девушки, о которых 99,9% сильной половины человечества может только мечтать.

гражданская авиация, пилот самолета

Про небо

Космические корабли давно избороздили просторы вселенной, а гражданская авиация и подавно существует уже целый век. И все равно в момент, когда гигантский исполин легкой птичкой взмывает в небо, дыхание замирает. Да, это не те чувства, что испытывали папуасы при виде стальных птиц: огромная, гудит, крыльями не машет, а не падает – жуть! Современный человек физику еще в седьмом классе начинает учить, и как он летает, более-менее представляет. Но осознать, что управляет этой махиной один единственный пилот самолета (ладно – два, хотя может и один) все равно трудно. Наверное, именно в этом кроется то уважение, если не сказать больше, которое испытывает к представителям небесной касты современное общество. Цена такого благоговейного трепета – единоличная ответственность за несколько сотен пассажиров за спиной и тысячи тех, кто остался на земле, и не подозревает даже, что именно в этот момент где-то далеко и высоко, невидимо за несколькими слоями облаков, прямо над головой летит, разрывая пространство и время, пара-тройка тысяч тонн наикрепчайшего железа. Добровольно принять эту ответственность может только тот, кто искренне любит небо.

«Ночной Полёт. Противоречивый, разнополярный процесс. С одной стороны, позади тебя спят люди. Под тобою тоже спят люди. Тебе самому положено спать. Как Человеку. Но Ты Лётчик и ты работаешь. В ночном полёте ещё скучнее, чем в дневном. Но !!! С другой стороны... иногда.....когда выключишь свет в кабине, и только два твоих лучших друга-CFM56 гудят в темноте, ты можешь увидеть Чудо. Я провёл в Якутии немного и немало времени, я летал бортпроводником на Ил-62 и более северными маршрутами, но Северное Сияние прошедшей ночью увидел впервые».

пилот самолета, пилот гражданской авиации

Про свободу, наконец

Тем, кто сочтет предыдущий пункт слишком пафосным, нелишне напомнить, что Командир Воздушного Судна на борту – это практически бог. Во всех трех его ипостасях: совесть, полиция и мировой суд. Гражданская авиация в этом смысле довольно строга. Это потом, после приземления можно жаловаться на самоуправство, превышение полномочий и что угодно еще. Но в воздухе слово командира – закон. В конце концов, пилот самолета – единственная гражданская профессия, представители которой носят погоны. И не простые, а расшитые золотым.

«Небо расписано узорами следов от наших коллег, стремящихся в столицу. След оставляем и мы. Может кто-то полюбуется им, пройдя по нашей трассе на двадцать-тридцать минут позднее. Снижаемся».

В тексте использованы цитаты
из блогов и профилей в соцсетях
действующих пилотов авиакомпаний
S7, Победа, Nord Wind и Emirates.